Русский | English

Рельеф

Расчленение рельефа и крутизна поверхности. Низкогорный рельеф Карадага характеризуется густым горизонтальным и мелким – средним вертикальным расчленением эрозионными формами, которые созданы временными водотоками.

Наибольшую роль в горизонтальном расчленении рельефа играют мелкие склоновые звенья эрозионной сети 1-го и 2-го порядков. Главным образом – это ложбины, лощины, овраги и балки средней длиной 0,19 км (1-й порядок), 0,27 км (2-й порядок) и глубиной, редко превышающей 50 м. Мелкие звенья эрозионной сети расчленяют склоны балок и сухих долин глубиной до 200 – 450 м. Густота горизонтального расчленения рельефа Карадага варьирует от 4 до 14 км/км2. Среднее значение составляет 9,5 км/км2.

Рельеф Карадага характеризуется сложной мозаикой распределения крутизны поверхности. Фоновые значения крутизны приходятся на интервал 10 – 20°. Такие склоны встречаются повсеместно и занимают 36 % истинной площади. Пологие, очень пологие склоны и субгоризонтальные поверхности (0 – 10 °) занимают 20,5 %, крутые и очень крутые склоны (20 – 40°) – 34,5 %, а обрывы (более 40°) – 9 % истинной площади горной группы Карадаг. Очень крутые и обрывистые склоны характерны для хребтов, сложенных из устойчивых к денудации горных пород. Они наиболее свойственны хр. Береговой, встречаются под вершинами гор Сюрю-Кая, Легенер, Балалы-Кая, Зуб, Икылмак-Кая, Святая и др.

Таким образом, рельеф Карадага характеризуется значительным расчленением, преимущественно мелкими звеньями эрозионной сети, преобладанием среднекрутых, крутых и очень крутых склонов.

Структурные формы рельефа. В рельефе Карадага немало структурных (структурно-денудационных) форм рельефа, образованных в результате препарировки денудационными процессами геологических тел: пластов, лавовых потоков, силлов, даек, грушевидных и гребневидных интрузий. Эти элементы пассивной морфоструктуры сложены стойкими и очень стойкими горными породами, выделены в рельефе селективной эрозией и абразией.

Дайка – ск. Большая Стена на западном склоне г. Святая

Морфоскульптуры. В рельефе Карадага выявлено около 60 денудационных и аккумулятивных форм, которые относятся к следующим генетическим классам: морскому, береговому, флювиальному, делювиальному, гравитационному, оползневому, карстовому, суффозионному, техногенному (антропогенному) и комплексному (сложному по происхождению).

 

Мыс ск. Иван Разбойник и бухта Пуццолановая.

Формы морского происхождения. Длина береговой линии Карадага в пределах заповедника с учетом мелкой изрезанности составляет около 8 км. На этом протяжении берег абразионный. Его конфигурация зависит от геолого-структурных условий и противоденудационной стойкости горных пород. Выпуклую дугу Карадагского берега осложняют незначительно врезанные бухты и разделяющие их мысы, которые в сочетании с обрывами и резкими формами препарировки геологических тел придают побережью особую живописность.

Бухты выработаны как в податливых и очень податливых породах (бухты Карадагская, Пасха, Лягушачья и др.), так и в среднестойких и стойких (Разбойничья, Львиная, Сердоликовые и др.). Мысы построены очень стойкими породами отпрепарированных интрузий (скалы Иван-Разбойник, Лев, Маяк, Слон, мысы Тупой и Плойчатый) или образованы в податливых и очень податливых породах, блокированных со стороны моря отмосткой из крупных глыб, которые отмыты из деляпсия и коллювия, принимают на себя и гасят силу штормовых волн (мысы Мальчин, Кокушкин и др.). Глубина вреза бухт в общую дугу абразионного берега обычно не превышает 100 м и достигает максимума (200 м) в бухте Львиная.

На побережье Карадага отмечены следующие формы рельефа морского происхождения: клифы, волноприбойные ниши, абразионные гроты, останцы и пляжи.

Флювиальные формы. Основные черты морфоскульптуры Карадага созданы деятельностью временных и постоянных водотоков. Они образовали разнообразные отрицательные формы и выделили в виде холмов, массивов, гряд и хребтов пассивные морфоструктуры, определили основные особенности горизонтального и вертикального расчленения рельефа. Формы флювиального рельефа являются главными и занимают около 70 % площади территории. К тем из них, которые образованы постоянными водотоками, относится долина р. Отузка, состоящая из русла, поймы, поверхностей надпойменных речных террас и склонов. Низовья этой долины ограничивают Карадаг с запада.

Река Отузка течет вкрест простирания складчатых структур (на участках их погружения) и толщ пород разной противоденудационной стойкости, что определило четковидный облик ее долины. Последняя резко сужается и становится ущелевидной на коротких отрезках пересечения гряд и хребтов, сложенных стойкими и среднестойкими породами (выше пгт Курортное и ниже пгт Щебетовка), расширяется и приобретает U-образную форму при пересечении антиклиналей и моноклиналей, построенных податливыми породами. В пределах расширений к долине открываются крупные балки Беш-Таш и Левая Отузка. Русло реки узкое, пересыхающее. На ряде участков оно искусственно спрямлено, в пределах пгт. Курортное – канализировано. Пойма реки возвышается над руслом до 2–2,5 м и местами подразделяется на низкую и высокую. Она сужается до 20 м на ущелевидных отрезках и расширяется до 100 м в расширениях долины. Рельеф поймы значительно изменен хозяйственной деятельностью человека.

Флювиальные формы рельефа, созданные временными водотоками, на Карадаге представлены сухими долинами, балками, оврагами, лощинами и промоинами.

Наиболее крупные и древние формы рельефа, созданные временными водотоками, представлены балками и сухими долинами. Часть из них (балки Беш-Таш и Левая Отузка) относятся к бассейну р. Отузка. Остальные открываются к Черному морю.

Рассматриваемые эрозионные формы обладают асимметричным корытообразным или U-образным поперечным сечением шириной 1–2 км и глубиной 200–400 м. Их днища заняты широкими пологими поверхностями пролювиальных (делювиально-пролювиальных) террас, разрезанными донными оврагами. Верховья балок Туманова, Кордонная и Кокташская заполнены крупными оползнями, изменившими первичную морфологию этих эрозионных форм. Древние склоны балок и сухих долин сильно переработаны мелкими эрозионными образованиями, оползнями и обвалами, в связи с чем сохранились только между этими формами и в местах прислонения высоких пролювильных террас. Эти склоны имеют вогнутый профиль и крутизну 3–30°.

Там, где верховья балок и сухих долин близко подходят друг к другу, образовались седловины – водоразделы снижения. К такому типу образований, например, относятся седловины Южного и Северного перевалов.

Склоны балок и сухих долин расчленены оврагами, лощинами, небольшими балками, промоинами и ложбинами.

Морфология оврагов зависит от противоденудационной стойкости пород, в которых они выработаны. Овраги в среднестойких, стойких и очень стойких породах имеют облик ущелий и цирков, ограниченных крутыми, очень крутыми склонами и обрывами. Наиболее крупные из них расчленяют приморский склон хр. Береговой (ущелья Кая-Кошла, Кум-Кале, Гяур-Бах, Чертов Камин, Коридор и др.), горы Святая (ущелье Гяур-Чешме, овраг Пограничный) и склоны других хребтов (овраги Монастырчик, Легенерский и др.). У подножий их склонов и в мелких притоках локально накапливаются осыпи и мелкие обвалы. Продольный профиль рассматриваемой группы оврагов крутой и ступенчатый с эрозионными уступами высотой до нескольких десятков метров. В сухих руслах оврагов Легенерский и Лягушка, выработанных в известняках, образованы эворзионные (исполиновы) котлы эллиптической и округлой формы диаметром до 2 м и глубиной до 1,3 м. Тут же встречаются следы размытых котлов диаметром 4–5 м и глубиной 2–3 м.

Устья большинства ущелий и оврагов приморского склона хр. Береговой «подвешены» над уровнем моря на 10–100 м, что связано с ограниченными возможностями развития глубинной эрозии в условиях распространения стойких и очень стойких пород, малыми водосборными площадями, а местами – с более высокой скоростью отступания клифа за счет гравитационных процессов.

На водораздельных пространствах оврагов и их притоков эрозия выделила останцы самой разной, порой очень причудливой, сказочной формы. К ним относятся скалы Трон, Король, Королева, Свита, Воин, Конь-Пряник, Пирамида, Шайтан, Сфинкс, гора Шапка Мономаха и целый ряд других, менее экзотичных, в обилии представленных в ущельях Кая-Кошла и Гяур-Бах. Их высота обычно составляет 3–30 м. Останцы образуют цепочки вдоль простирания слоев или даек. Их морфология обусловлена не только линейной эрозией, формой и условиями залегания геологических тел, но и действием склоновых процессов. Вершины останцов нередко фиксируют поверхности древнего рельефа. Так, условная поверхность, соединяющая гребни скал Трон, Король, Королева и Свита, в общих чертах отвечает древнему склону хр. Карагач, который был снижен на соседних участках до 20 м.

Овраги, выработанные в податливых и очень податливых породах, имеют V-образное и корытообразное поперечное сечение глубиной 2–50 м. Склоны обычно выпуклые, в верхней части крутизной от 10°, у основания до 30 – 50°. У некоторых оврагов они дробно расчленены мелкими овражками, промоинами и образуют бедленды. Небольшие участки бедлендов встречаются в средней части балки Туманова, на северо-восточном склоне хр. Кок-Кая и под горой Зуб.

Морфология лощин в общем сходна с оврагами, так как они обычно образованы из последних в процессе их зарастания растительностью и ослабления эрозионных процессов. Для лощин характерны менее крутые выпукло-вогнутые склоны, отсутствие или слабая выраженность молодого эрозионного вреза в узком днище.

Для низовьев всех крупных эрозионных форм, созданных временными водотоками, характерна пойма. Ее ширина изменяется от 2 до 25 м. Выше поймы расположены поверхности пролювиальных террас, по относительной высоте в общем они сходны с речными террасами долины р. Отузка.

Из пяти четвертичных пролювиальных террас, установленных в Крыму, четыре представлены на Карадаге. Их поверхности обладают заметным наклоном, его угол у нижних (молодых) террас возрастает от 1°, у высоких (древних) — до 7°, а в пределах каждой из них – от морского побережья к горам. Низкие террасы образованы в основном из бывших пойм, а высокие – из бывших конусов выноса и пролювиальных шлейфов.

Поверхность первой террасы возвышается над тальвегом на 3–4 м, второй – на 7–13, третьей – на 20–30, четвертой – на 40–60 м. Поверхности террас расчленены эрозионными формами и лучше сохранились в нижних и средних частях сухих долин, балок и крупных оврагов.

Современные конусы выноса формируются в низовьях всех крупных и некоторых мелких эрозионных форм. В устьях балок Карадагская, Кордонная и Беш-Таш их длина и ширина достигают 100–150 м. На конусах выноса балки Коктебельская и ее притоков размещены постройки пгт. Коктебель.

Делювиальные формы. Делювиальный рельеф образуется на склонах эрозионных форм и у их подножий. К ним относятся эрозионные борозды, безрусельные ложбины и делювиальные шлейфы.

Эрозионные борозды образованы мелкоструйчатым размывом на склонах крутизной 20–60° с изреженным растительным покровом. Они имеют V-образное поперечное сечение, глубину менее 0,5 м, длину 5–50 м и характерны на склонах оврагов 1-го и 2-го порядков в низовьях балок Карадагская и Кордонная, в притоках балки Коктебельская, на северо-восточном склоне хр. Кок-Кая, на клифах бухт Коктебель и Карадагская.

Эрозионные ложбины – это сравнительно пологие и широкие безрусельные понижения глубиной 0,5–2,0 м и длиной до 100 м. Они встречаются на пологих поверхностях пролювиальных террас и древних склонах крутизной менее 20°, в верховьях оврагов и лощин.

Делювиальные шлейфы расположены у подножий склонов. Для них характерна вогнутая поверхность, крутизна которой увеличивается снизу вверх от 3 до 20°. Делювиальные шлейфы опираются или опирались в прошлом на поверхности флювиальных аккумулятивных форм и образованы позже их в процессе выполаживания склонов. Так как древние склоны и аккумулятивные поверхности флювиальных форм значительно переработаны оврагами и оползнями, то и древние делювиальные шлейфы сохранились очень плохо. Преобладают шлейфы, опирающиеся на третью и более низкие террасы, на широкие поймы и пляжи. Формы покрупнее расположены в основании сравнительно длинных склонов, не расчлененных оврагами и лощинами, под которыми находятся протяженные и широкие отрезки поверхностей террас. В таких условиях, например, хорошо сохранился делювиальный шлейф, опирающийся на третью пролювиальную террасу у подножия хр. Лобовой. Он имеет длину 100 м и ширину 350 м. В других местах аналогичные по возрасту делювиальные шлейфы встречаются под торцами гряд, разделяющих овраги, лощины и балки. Их длина и ширина обычно не превышают 50 м. Шлейфы, опирающиеся на поверхности пойм и низких террас, имеют длину менее 20 м. Более крупные фрагменты этих молодых делювиальных форм выявлены в балках Коктебельская и Левая Отузка.

Гравитационные формы. Гравитационный рельеф Карадага пространственно связан преимущественно с высокими очень крутыми склонами и обрывами эрозионного, абразионного, структурного и тектонического происхождения, сложенными среднестойкими, стойкими и очень стойкими породами, обладающими повышенной тектонической трещиноватостью. Рассматриваемый класс представлен трещинами бортового отпора и блоками отседания, обвальными нишами и обвалами, осыпными желобами и осыпями, коллювиальными шлейфами.

Трещины бортового отпора выявлены у вершин гор Сюрю-Кая и Икыл-мак-Кая, у скалы Мулла-Гассан-Кая, у бровки клифа между скалой Левинсона-Лессинга и бухтой Разбойничья, на скале Шайтан, у бровок обрывов хребтов Магнитный, Кок-Кая и т.д. Они простираются вдоль обрывов или диагонально к ним на несколько десятков метров и отделяют блоки шириной до 10–20 м, которые служат очагами будущих обвалов. Некоторые блоки осели или наклонены. К их числу относится скала Левинсона-Лессинга.

Обвальные ниши в плане трапециевидной, прямоугольной, треугольной или сложной формы. Стенки молодых ниш субвертикальны, а древних – несколько выположены и переработаны эрозией. Глубина обвальных ниш достигает 100–150 м, а объем – более 1 млн м3.

Обвалы имеют форму конусов и шлейфов длиной до 100–150 м и шириной до 300 м. Они построены щебнисто-глыбовыми отложениями мощностью до 10–20 м, иногда вмещают блоки поперечником 10–30 м. В обвальном рельефе выделяются мелкие, средние и крупные формы. Мелкие обвальные ниши срезают обрыв клифа на участке между скалой Левинсона-Лессинга и бухтой Разбойничья, в бухте Львиная, осложняют рельеф эрозионных и структурных форм над оврагом Черный, бухтами Пограничная и Сердоликовые. Под ними на склонах и в море лежат обвалы объемом до 5 тыс. м3. Средние по размерам обвальные ниши фиксируются выше скалы Кузьмичев Камень, на участке между бухтами Пуццолановая и Пограничная, севернее мыса Тупой, под горой Кок-Кая и т.д. Им коррелятны обвалы объемом 5–50 тыс. м3. Крупные обвальные ниши (более 1 млн м3) выявлены на приморском склоне хр. Хоба-Тепе, у северо-восточного окончания хр. Кок-Кая, под горой Сюрю-Кая. Обвалы, коррелятные этим нишам, формировались, вероятно, в несколько продолжительных этапов. Под горой Сюрю-Кая и хр. Кок-Кая они практически переработаны оползнями, а под двумя большими нишами хр. Хоба-Тепе размыты и лишь частично сохранились на дне моря.

Среди многочисленных осыпей преобладают небольшие образования треугольной, трапециевидной и глетчеровидной формы, а также осыпи-пятна на склонах. Длина осыпей варьирует от 1 до 100 м, а крутизна поверхности – от 32 до 40°.

Коллювиальные шлейфы имеют вогнутые поверхности крутизной 7–30°. Они образованы древними камнепадами, обвалами, осыпями, сложены глыбами, щебнем и дресвой с суглинистым заполнителем. Над шлейфами иногда сохраняются сильно эродированные обвальные ниши или находятся склоны, выположенные к настоящему времени до 30–40°.

Сравнительно крупные участки коллювиальных шлейфов сохранились на северном и южном склонах гор Святая и Малый Карадаг, на восточном склоне горы Легенер, южнее горы Балалы-Кая, под известняковыми обрывами останцовых скал у северной окраины Карадага. Их длина достигает 200–300 м, а мощность коллювия – 20–25 м. Под обрывами соседнего хр. Эчкидаг поверхность древнего коллювиального шлейфа сохранилась па водораздельных пространствах оврагов, она имеет длину до 400–500 м. Здесь под коллювием мощностью до 30 м погребены древние балки. Небольшие участки коллювиальных шлейфов находятся под горой Шапка Мономаха и скалой Мулла-Гассан-Кая, южными отрогами хр. Сюрю-Кая и т.д.

Оползневые формы. Рельеф оползневого происхождения занимает 13 % площади горной группы Карадаг и включает формы разного ранга – от оплывин и сплывов длиной не более 30 м до отдельных оползней и сложных разновозрастных оползневых склонов длиной и шириной до 1 км. В оползневом рельефе выделяются стенки срыва высотой от 1 до 40 м и оползневые тела со ступенчатой или бугристой поверхностью.

Всего на Карадаге зафиксировано около 200 сплывов и оползней. Последние относятся к оползням скольжения, течения, сдвига (выдавливания) или образованы сочетанием двух из указанных механизмов. Они пространственно связаны со склонами, сложенными податливыми породами, с зонами тектонической трещиноватости и разгрузки подземных вод, с пригрузкой склонов мощным коллювием, с участками большой глубины и густоты расчленения рельефа.

Карстовые формы. Карадаг беден карстовыми формами рельефа, несмотря на обилие трещиноватых известняков, способных карстоваться. Развитие карста ограничивают сухость климата, большая крутизна поверхности, незначительные абсолютные высоты и площади массивов карбонатных пород.

Формы поверхностного карста встречаются на сравнительно пологих участках склонов хр. Сюрю-Кая, горы Легенер и других известняковых массивов. Они представлены каррами в виде ячей, стаканчиков, ванночек, борозд и желобков глубиной до 10–20 см, которые местами образуют небольшие и невыразительные карровые поля. Подземные карстовые формы пространственно тяготеют к наиболее поднятым и раздробленным блокам карбонатных пород. К ним относятся прокарстованные трещины, карстовые гроты и пещеры.

В обрывах известняковых массивов можно наблюдать морфологические признаки карстования пород стенок тектонических трещин в виде небольших локальных расширений эллиптического сечения. Карстование пород в зонах открытых трещин в слабой форме происходит и сейчас, о чем свидетельствуют источники трещинно-карстовых вод. Из прокарстованной тектонической трещины субширотного простирания изливаются воды источника Лягушка. С тектонической трещиноватостью карбонатных массивов связаны источники у северной и южной оконечности хр. Сюрю-Кая, источник в урочище Монастырчик и еще один южнее горы Балалы-Кая. Ниже выхода источника имеются отложения известкового туфа.

Из всех выявленных гротов и пещер Карадага существенно карстовую природу имеют только пять. Все они находятся на обрывах хр. Сюрю-Кая и массивов, расположенных севернее. Наиболее крупными подземными полостями являются пещеры Двухглазка и Арка.

Суффозионные формы. Для Карадага суффозионные формы практически не характерны. Они встречаются сравнительно редко; в современных, и. верхнечетвертичных суглинках, и крупнообломочно-суглинистых отложениях представлены только суффозионными каналами, понорами и мелкими воронками. Эти формы отмечены в окрестностях пгт. Планерское, между мысом Мальчин и Золотой балкой, в балке Беш-Таш. Все они находятся на бортах оврагов, на клифах или вблизи бровок пролювиальных террас и оползневых тел.

Техногенные (антропогенные) формы. Созданы в результате деятельности человека. На Карадаге техногенные формы представлены карьерами, выемками и отвалами, котлованами и плотинами, искусственными террасами, водоотводными канавами.

Самый крупный карьер находится на северном склоне горы Святая и связан с бывшими разработками трассов. Он состоит из системы добычных уступов, срезает участок склона высотой около 100 м и шириной 200–300 м. Второй карьер расположен на вершине горы Караман-Кая и сопровождается обширными отвалами, которые спровоцировали оползни. Третий небольшой карьер глубиной 7 м находится на поверхности высокой пролювиальной террасы неподалеку от источника. Гяур-Чешме. Четвертый карьер выработан в известняках у горы Икылмак-Кая.

Небольшие выемки и котлованы связаны со строительством на Карадаге в разные годы водоемов, дорог и других сооружений. Водоемы оборудованы земляными плотинами высотой до 5 м и находятся у границ заповедника.

Наиболее распространенными техногенными формами являются искусственные террасы типа полувыемок-полунасыпей шириной 3–4 м, которые были созданы на склонах с помощью бульдозера-террасера и предназначались для посадки лесных культур. Их общая длина составляет несколько десятков километров.

Техногенный спланированный рельеф характерен для сельхозугодий, населенных пунктов и занимает большие площади на окраинах Карадага за пределами заповедника.

Формы рельефа комплексного происхождения. Комплексные формы созданы в результате нескольких процессов рельефообразования. К ним относятся пролювиально-осыпные конусы выноса, эрозионно-оползневые цирки, тафони и гроты.

Пролювиально-осыпные конусы выноса формируются в устьях некоторых коротких ущелевидных оврагов, выработанных в стойких и среднестойких породах хребтов Береговой, Сюрю-Кая и др. Эти овраги образованы обычно на месте бывших обвальных ниш, имеют обрывистые склоны и крутые тальвеги, по которым обломочный материал осыпей и камнепадов частично перемещается вследствие поверхностного стока, а частично скатывается и аккумулируется на конусах выноса длиной и шириной 10–100 м, крутизной 20–40°. Такие конусы спускаются к пляжам у скалы Кузьмичев Камень и бухты Южная Сердоликовая, обнаружены под горой Сюрю-Кая.

Эрозионно-оползневые цирки образуются двумя способами: на месте небольших циркообразных оползней и сплывов в процессе их сильной переработки оврагами; на месте небольших оврагов при значительной переработке рельефа оползнями и сплывами. При этом в рельефе какое-то время сохраняются поверхности оползневого и эрозионного генезиса. Эрозионно-оползневые цирки встречаются на склоне хр. Кок-Кая между мысом Мальчин и пгт. Курортное. В процессе их дальнейшей эволюции образуются либо водосборные воронки оврагов, либо оползни.

Сотовые (ячеистые) поверхности – тафони – являются характерной принадлежностью обрывов хр. Береговой, сложенных туфами и туфобрекчиями. Ячеи обычно имеют округлую форму; диаметр и глубина некоторых из них достигают 0,5 – 1,0 м. Они образованы в местах локального усиления выветривания пород и их ошибочно иногда относят к формам выветривания. Но, как известно, выветривание только подготавливает горную породу к сносу и, следовательно, форм рельефа образовать не может. В формировании тафони участвует комплекс процессов, осуществляющих вынос продуктов выветривания и формирование углублений. Эту функцию могут выполнить в условиях Карадага гравитационный снос, дефляция и коррозия, отчасти вода, стекающая по обрывам во время ливней.

В обрывах скал из вулканических пород и известняков имеется около 100 гротов, в образовании которых абразия и карст не участвовали. Вероятно, гроты возникли из тех тафони, которые обладали лучшими возможностями для роста, о чем свидетельствует совместное местонахождение этих образований и переходные формы между ними. Такие гроты встречаются на приморском склоне хр. Береговой, на хр. Сюрю-Кая, горе Легенер и т.д. Обилие морфологически разнообразных гротов сосредоточено в ущельях Кая-Кошла и Чертов Камин. Здесь находятся и наиболее крупные полости.

 

Источник: Клюкин А.А. Геоморфология // Природа Карадага / Под ред. А.Л. Морозовой, А.А. Вронского. - К.: Наукова думка, 1989. - С. 69 - 95.

 Фото Л.В.Знаменской