Русский | English

Многоножки и паукообразные

Фауна многоножек Карадага по сей день остается малоизученной. Огромное большинство обитающих в Крыму видов невелики по размерам и благодаря скрытному образу жизни малозаметны. Обитают они во влажных местах: в почве, под камнями, под корой и в гниющих стволах деревьев. Лишь отдельные крупные представители этого класса беспозвоночных способны привлечь внимание туриста. В жилищах человека нередко можно встретить довольно большую – со спичечную коробку – многоножку с бахромой длинных и тонких ног. Ее продолговатое нежное тельце как бы подвешено на изогнутых ножках-опорах. Речь идет о мухоловке обыкновенной, или скутигере – безусловно, одном из самых обаятельных представителей обширного подкласса Губоногих многоножек. В дома мухоловок привлекает обилие насекомых. Это своеобразное животное ведет образ жизни хищника-засадника, реже активно разыскивает добычу. Скутигеры, уничтожающие большое количество мух, комаров и прочих насекомых, соседство которых не всегда приятно, являются полезными гостями в жилищах. Для людей это милое животное совершенно не опасно.

Мухоловка обыкновенная с добычей. Фото В.С. Марченко

Под лежащими на влажной почве камнями можно обнаружить белёсых или цвета слоновой кости очень длинных и тонких многоножек. Извиваясь как змеи, они тотчас постараются скрыться от света и уйти в почву. Это геофилы – пожиратели дождевых червей. Их частые соседи – некрупные (несколько сантиметров в длину) бурые костянки. На безобидных костянок внешне похожа кольчатая сколопендра, отличающаяся от них внушительными размерами. Встречаются экземпляры длиной свыше 20 см! Сколопендра ядовита, многочисленна и практически вездесуща. Активна она, главным образом, ночью, но в облачную погоду появляется на поверхности иднем. Сколопендры отлично лазают, поднимаясь на скалы и в кроны деревьев, проникая через окна в дома. Таким образом, она представляет серьезную опасность для ночующего под открытым небом беспечного туриста. Случаи укусов человека сколопендрой в Крыму совсем не редкость. Яд впрыскивается мощными когтевидными ногочелюстями. Умереть от укуса этой многоножки нельзя, но неприятностей он доставит немало. В месте введения яда ощущается жгучая боль, возникают покраснение и отек, в тяжелых случаях поднимается температура. Интересно, что это малосимпатичное животное, внезапное появление которого вызывает ощущение озноба даже у человека привычного, способно на трогательную заботу о потомстве: сколопендры заботливо насиживают и охраняют от посягательств хищников кладки яиц до момента появления молодняка. Питаются сколопендры преимущественно насекомыми, но способны справиться и смелкими ящерицами, и с новорожденными змеями.

Сколопендра – опасная многоножка. Фото Н.М. Ковблюка

Сколопендра– единственная крупная многоножка Карадага. Многочисленная на Южном берегу Крыма крупная (толщиной с карандаш) двупароногая многоножка – кивсяк пахучий – у восточного предела Горного Крыма уже не встречается, и самым восточным пунктом ее ареала является мыс Алчак, замыкающий с запада Судакскую бухту. Этих кивсяков неоднократно завозили на Карадаг в экспериментальных целях, но они здесь отчего-то не приживаются.

Паукообразные, или арахниды – весьма многочисленный класс беспозвоночных. На Карадаге эта древняя группа представлена несколькими отрядами. Отряды же скорпионов и сольпуг (последних ещё называют верблюжьими пауками) в Крыму представлены единственным видом каждый. Своеобразный внешний облик и необычное поведение этих животных издревле привлекали внимание человека. Они упоминаются в «Книге Мертвых», в шумерских и древнегреческих мифах и летописях. В Египте скорпионов изображали на гробницах и памятниках. Аристотель писал, что в одних странах укусы скорпионов безвредны, в других – приносят неминуемую гибель. В этом смысле Крым – регион спокойный. В грудах камней и под штукатуркой на старых постройках изредка встретишь маленького крымского скорпиона. Его общая длина с «хвостом» не превышает 4,5 см, а ядовитый шип его тельсона (так называют луковицеобразный сегмент на конце брюшка, где помещаются ядовитые железы) не в состоянии проколоть грубую кожу подошвы ноги человека.

Кутикула крымского скорпиона флюоресцирует в ультрафиолетовом свете. Фото А. А. Надольного иО. В. Кукушкина

В Карадагском заповеднике скорпион известен по единичным находкам, но сравнительно обычен в черте близлежащих городов – Судака и Феодосии. Такая тяга скорпиона к древним портовым центрам вполне объяснима: совсем недавно выяснилось, что в Крым скорпион был завезен с одного из островов южной части Эгейского моря, по всей видимости, в эпоху древнегреческой колонизации Таврики. Вот только в Крыму ученые его нашли много раньше, чем на родине. Потому-то и называется он – крымским. На Карадаг скорпион также прибыл «зайцем» – скорее всего из Севастополя, вместе с лабораторной посудой из Института Биологии Южных Морей (в полуподвальных помещениях первого морского аквариума, организованного A.О. Ковалевским, скорпионы водятся в изобилии – под штукатуркой на стенах). Активно это робкое животное по ночам и питается мухами и прочими мелкими беспозвоночными, которых находит в щелях стен и трещинах скал. Интересная черта биологии скорпионов – охрана потомства: до первой линьки самка носит своих малышей на спинке. И в это время к ней не подступайся!

Ещё одним оригинальным жителем Карадага является обыкновенная сольпуга, или фаланга,самое крупное паукообразное крымской фауны. Вместе с конечностями она достигает размеров чайного блюдца. Сольпуга немногочисленна, обитает в каменистых местностях, и найти её не просто. Но тёплыми летними вечерами они встречаются под фонарями в посёлке заповедника, где промышляют охотой на мелкую живность. Несмотря на солидные размеры, жутковатый внешний вид (что усугубляется исключительной волосатостью) и наличие огромных клешневидных жвал-хелицер, сольпуга не способна причинить вреда человеку. Наверное, именно поэтому поведение сольпуги часто бывает вызывающе агрессивным. Потревоженное животное раскачивается на длинных ногах, совершает наскоки на обидчика и, шевеля могучими челюстями, без преувеличения издает «скрежет зубовный». Не обращайте внимания на эти авансы – ядовитые железы у сольпуги отсутствуют. Не стоит, впрочем, эксперимента ради пытаться ее дразнить. Фаланги, будучи очень прожорливыми, при случае не брезгуют падалью и при укусе могут занести в ранку инфекцию.

Днем мохнатых сольпуг можно обнаружить под крупными камнями. Фото Л.В. Знаменской

Еще одно паукообразное не заслуживало бы упоминания в путеводителе, если бы оно не попадалось на глаза так часто. Речь идет о ложноскорпионе книжном. Это крохотное, размерами не более 5 мм животное внешне действительно чрезвычайно похоже на настоящего скорпиона, только лишённого «хвоста» с ядовитым жалом. На Карадаге ложноскорпионы попадаются не только в природе, но и между пожелтевших страниц фолиантов библиотеки Т.И.Вяземского. Питаются они мельчайшими насекомыми. Таким образом, это своего рода маленькие стражи уникального собрания книг. Интересная особенность ложноскорпионов – их склонность использовать крупных мух и жуков в качестве транспортного средства. Цепляясь клешнями за ноги своих крылатых собратьев, они широко путешествуют по миру.

Наибольшее разнообразие наблюдается в отряде пауков. На Карадаге сегодня их насчитывают почти 340видов. О недостаточной изученности фауны пауков Карадага свидетельствует тот факт, что отсюда до сих пор описывают новые для науки виды. В2009 году в Карадагском заповеднике был найден крупный (свыше 1 см длиной) представитель семейства пауков-волков, который настолько отличается от всех своих собратьев, что его пришлось даже выделить в самостоятельный род – делириоза. Обитало это неизвестное науке членистоногое в истоптанной поколениями естествоиспытателей балочке близ начала экологической тропы и в общем ни от кого особо не пряталось...

Теперь поговорим о наиболее ярких представителях многоликого отряда пауков, населяющих Карадаг. На каменистых склонах, в подушках колючих астрагалов, можно видеть удлиненные паутинные трубки, уходящие в глубину куста – в сплетение колючих веточек. Это – ловчие тенета довольно крупного паука-воронкопряда. Если присмотреться, то в глубине воронки заметно светло-серое тельце хозяина. В нагромождениях скал у моря и на ветвях деревьев часто встречаются огромные, с небольшой грецкий орех пауки-кругопряды, или крестовики. Их сети имеют «классическую» колесовидную форму. Во время прогулки по заповеднику легко убедиться, что они настолько беспечны, что нередко заплетают своими тенетами тропы. На степных участках многочисленны крупные пауки-кругопряды: полосатая, точно оса, аргиопа Брюенниха,с пулевидным брюшком, и серебристая, с фестончатыми выростами на приплюснутом брюшке, Аргиопа дольчатая.

Аргиопа Брюенниха – один из самых заметных пауков Карадага. Фото Л.В. Знаменской

В травяном ярусе весьма обычны мелкие пауки-крабы, или бокоходы, обладающие коротким угловатым брюшком и непропорционально длинными передними конечностями. Затаившись в центре какого-нибудь цветка, они подстерегают насекомых, прилетающих полакомиться нектаром. В целях маскировки некоторые пауки-крабы изменяют свою окраску в тон окружения. Все перечисленные виды пауков избрали стратегию хищников-засадников. Однако многие другие их собратья – умелые следопыты, активно промышляющие добычу. Тарантулы и бродячие пауки-волки достигают сравнительно крупных размеров, охотятся обычно на земле и являются великолепными спринтерами.Пауки-скакунчики берут осторожностью, подкрадываясь к добыче исподтишка и совершая в последний момент молниеносный бросок с расстояния, кажущегося неправдоподобно огромным в сопоставлении с более чем скромными размерами самого мохнатого охотника. Летом чаще других скакунчиков попадается на глаза небольшой (меньше 1 см) паук филэус c алым или кроваво-красным брюшком. Охотится он в самое пекло – на раскаленных солнцем скалах. Некоторые скакунчики способны на "охотничью хитрость": они не подходят к замеченной жертве "в лоб", рискуя быть обнаруженными, а аккуратно обходят её и атакуют сзади. Отдельные виды способны и на более осмысленный маневр: завидев жертву, они могут не только обойти её сзади, но и выбрать хорошее место засады наверху, на камне или веточке, а затем неожиданно спрыгнуть прямо на добычу.

Добычей скакунчиков иногда становятся более мелкие паучки других видов. Фото Л.В. Знаменской

В домах на потолках часто встречаются длинноногие анемичные домовые пауки, которых нередко называют сенокосцами, ошибочно присваивая им имя совсем другого животного. Иногда в гости может наведаться крупная нескладная тегенария домашняя, лапки которой усеяны длинными мягкими волосками. Это полезные соседи, избавляющие нас от назойливых насекомых.

Самка паука-волка с потомством на спине кажется облаченной в черную шубку. Фото Л.В. Знаменской

Несколько видов пауков, обитающих на Карадаге, представляют опасность для человека. Все они обладают мощными жвалами, легко прокалывающими кожу. В их числе крупный и подвижный южнорусский тарантул, паук эрезус, самки которого обладают массивным сложением и достигают размеров 2 – 3 см, а также субтильный и невзрачный с виду, но обладающий огромными хелицерами паук хиракант, нередко наведывающийся в дома. Укусы этих пауков болезненны, вызывают сильную местную реакцию и лихорадочное состояние, длящееся несколько дней. Может обернуться неприятностями и укус паука атипуса – представителя древнего и примитивного семейства, находящегося в близком родстве с тропическимипауками-птицеядами. Впрочем, все перечисленные ядовитые для человека виды редки, и встреча с ними во время непродолжительной экскурсии по Карадагу почти невероятна.

Самец паука-толстоголовки (эрезуса) при опасности демонстрирует врагу ярко окрашенное брюшко с глазчатым рисунком. Фото О. В. Кукушкина

Атипус – родственник тропических пауков-птицеядов. Фото А.А. Надольного

Единственным смертельно опасным пауком, встречающимся на Карадаге, является каракурт тринадцатиточечный из семейства тенетников. В народе его иногда называют «чёрной вдовой». Дело в том, что после спаривания проголодавшиеся самки нередко расправляются со своими ухажёрами. Каракурт легко узнаваем. Округло-яйцевидное брюшко взрослых самок однотонное глянцево-чёрное. На его нижней поверхности может быть светлый рисунок, напоминающий песочные часы, – если вдуматься, весьма символичный... У самцов и молодых паучков по чёрному фону брюшка разбросаны белые с красной точкой по центру глазки. В округе Карадага каракурт обитает постоянно, однако численность его значительно ниже, чем в Степном Крыму, где располагаются основные очаги распространения этого вида, и где он находит оптимальные условия для существования. Помимо Карадага, каракурт встречается в Коктебеле и близ Судака, на мысе Меганом. В некоторые годы с благоприятной для этого паука погодой регистрируются вспышки численности. Молодь каракурта способна мигрировать на значительные расстояния, перелетая на паутинных нитях. На Карадаге воздушный «десант» каракуртов появляется в апреле – мае. Паучата «бросают якорь» на сухих склонах со степной растительностью (предпочитают полынники) или в фисташковых редколесьях. Особенно много их бывает на участках, вытоптанных скотом. В этом случае юные каракуртики поселяются в коровьих следах, представляющих собой естественные ловушки для насекомых. Там они и сооружают первую рыхлую сеточку, по центру которой на растяжках подвешен скрывающий хозяина колпачок из соринок и трупиков высосанных насекомых. Усиленно питаясь, паучки стремительно растут и к июлю достигают половой зрелости. В августе самки откладывают яйца, упаковывая их в коконы (их обычно бывает 4 – 5), и с первыми заморозками погибают. Жизнь каракурта скоротечна. Малыши переживают зиму в коконах и выходят на свет божий весной, после чего цикл повторяется. Для человека наибольшую опасность представляют самки, которые могут достигать 2 см, хотя сравнительно мелкие самцы и даже юные паучки также способны вызвать серьёзное отравление. Яд каракурта обладает нейротоксическим действием, поражая нервную систему. В момент укуса ощущается жгучая боль, вскоре распространяющаяся по всему телу, вследствие судорожного сокращения мышц грудной клетки возникает удушье, мышцы живота напряжены, как при перитоните, отмечаются сильное психическое возбуждение и непреодолимый страх смерти. При отравлении средней тяжести болезнь длится несколько недель, в тяжёлых случаях в течение первых двух суток наступает смерть вследствие паралича дыхательного центра в продолговатом мозгу. Существует жестокий, но простой (что ценно в полевых условиях) и достаточно эффективный способ, позволяющий смягчить последствия отравления. Он был рекомендован еще в 1940-е годы после апробации на себе известным зоологом профессором П.И.Мариковским, изучавшим ядовитых животных Средней Азии, Ирана и Кавказа. На место укуса головками накладываются две – три спички и затем поджигаются. Яд паука имеет белковую природу, вводится неглубоко (на полмиллиметра) и, следовательно, может быть разложен термически при прижигании1. Однако эта мера действенна лишь в первые 2 – 3 минуты после укуса. Позже эта доврачебная помощь утратит актуальность, так как большая часть яда успеет всосаться в кровоток. Трудно понять, зачем этому небольшому пауку, питающемуся жуками и саранчой, нужен яд столь чудовищной силы. По одной из версий, это мощное оружие позволяет каракурту захватывать норы грызунов. Человек же попадает в беду в основном по беспечности. Люди ходят по степи босиком и, случается, наступают на каракурта. При этом сам момент укуса может остаться незамеченным. Ведь в степи так много колючек…

Логово самки каракурта на хребте Карагач в Карадагском заповеднике. Видны паучьи коконы и остатки жертв хищника размером до жука-оленя. Фото О. В. Кукушкина   


1Специально подчеркиваем: при укусе ядовитой змеи прижигание совершенно бесполезно и даже вредно!

Источник: Кукушкин О.В., Ковблюк Н.М. Многоножки и паукообразные // Карадаг заповедный: научно-популярные очерки / Под ред. А.Л. Морозовой. – Симферополь: Н. Оріанда, 2011. – С. 105-111.