Русский | English

Макроводоросли и морские травы

Дно покрыто плотным или разреженным ковром разно­цветных водорослей-макрофитов, которые произрастают только на твердых грунтах-скалах, валунах, камнях, раковинах моллюсков. Нижняя граница распространения фотофильных (светолюбивых) водорослей проходит на глубине 30—35 м, а сциафильных (тене­выносливых) на глубине 60—90 м. Донная растительность, или же фитобентос («фито» — от греческого корня, означающего «ра­стение», а «бентос» — научное название совокупности всех жи­вых организмов, населяющих поверхность дна), играет на шель­фе такую же, если не большую роль, как леса на суше. Создавая органическое вещество из неорганического, водоросли тем са­мым предоставляют пищу растительноядным животным, попут­но насыщая воду кислородом. Их заросли служат одновременно и домом, и пищей для сотен видов рыб и беспозвоночных. Такие виды, как морские коньки, рыбы-иглы или травяной краб, прово­дят среди водорослей всю свою жизнь, другие же связаны с ними в период размножения, откладывая в зарослях икру.

Акваторию заповедника населяют как множество микроско­пических донных водорослей, прежде всего из отдела диатомо­вых (Bacillariophyta), которых известно у Карадага 145 видов, так и водоросли — макрофиты (дос­ловно с греческого — «крупнорастущие»), которые по своему внут­реннему строению, окраске, типам размножения подразделяют на 4 большие группы — зеленые (Chlorophyta), бурые (Phaeophyta), красные (Rhodophyta) и синезеленые (Cyanophyta).

Флора Черного моря близка к флоре Средиземного моря и является лишь обедненной средиземноморской флорой. Два фак­тора — температура и соленость — в основном определяют так­сономический состав и экологический характер черноморской альгофлоры. В Черном море преобладает группа морских водорос­лей, включающая 200 видов. Ядро ее составляют красные (54,5 %) и бурые (29,5 %) водоросли. Зеленые водоросли в основном со­стоят из видов, широко распространенных в Средиземном море. Среди бурых водорослей много видов североатлантического проис­хождения, красные же — преимущественно субтропические тепло­любивые растения. Большинство бурых водорослей предпочитают очень чистую воду , тогда как некоторые красные и зеленые, весьма положительно относятся к загрязнению прибрежных вод канализационными стоками и нефтепродуктами, которые сильно изменяют экологические условия прибрежной зоны.

В Черном море известно 332 вида водорослей-макрофитов (из низ красных – 169, зеленых – 81, бурых - 75), из их числа в акватории Карадагского природного заповедника их про­израстает 178 видов (54,76% флоры Черного моря). Зеленых водорослей у Карадага произрастает 43 вида, бу­рых — 45, красных — 90. Донная растительность заповедника занимает узкую прибрежную зону шириной до 400 — 500 м, а у отвесных скал значительно меньше.

Для фитобентоса скалистых берегов Карадага характерна четкая вертикальная поясность, такая же как на суше, в горах, где с высотой разные типы растительности сменяют друг друга. На распределение водорослей по глубинам влияет прозрачность воды и характер грунтов. Иногда на небольшой глубине среди кам­ней можно встретить пышные «кусты» очень нежной и тонко вет­вящейся багрянки дазии высотой до 50 см, предпочитающей незагрязненные участки побережья. Чуть глубже, на обкатанной морем гальке, радуют глаз заросли бурых сезонно-летних водорослей, весь­ма похожего на луговую траву дилофуса и округлой, напоминаю­щей цветки или развернутые птичьи хвосты пластины падины павлиньей. Перечисленные виды произрастают на незагрязнен­ных участках берега. На камнях и скалах, которыми богат со­стоящий из вулканических пород Карадаг, развивается пышная растительность — заросли многолетних бурых водорослей.

Облик и структуру «морских лесов» Карадага на глубинах от 0,3 до 10 м определяют прежде всего два вида бурых водо­рослей из рода цистозира — ц. бородатая и ц. косматая. Цистозиры достигают немалых размеров — встречались даже двухметровые экземпляры, однако преобладают особи вы­сотой от 60 до 80 см, живут они до двух десятков лет. Цистозира имеет прочное, упругое, но эластичное слоевище в виде ветвис­того деревца или кустика, которое легко выдерживает удары волн. По подсчетам А.А. Калугиной-Гутник, биомасса цистозиры у крымских берегов составляет около 600 тыс. тонн. Цистозира образует самостоятельный биоценоз, населенный более мелки­ми водорослями и сот­нями видов животных. На веточках цистозиры располагаются неболь­шие воздушные пузыри — одиночные у косма­той и в виде бусинок у цистозиры бородатой. При помощи этих пу­зырьков-поплавков тал­лом водоросли поддер­живается в воде в вер­тикальном положении. Главные стволы много­летние — у цистозиры бородатой они одиноч­ные и толстые, с множе­ством бугорков, а у цис­тозиры косматой они представляют группу тонких и длинных стволов с гладкой поверхностью, отходящих от основания мощной конической подошвы, при помощи которой водоросль плотно прирастает к субстрату. Все боковые веточки цистозиры, выросшие за весну, сбрасываются в июле и августе, как листья деревьев, осенью отрастают новые молодые веточки, часть из них в декабре опадает.

Заросли падины павлиньей

Цистозира бородатая

Цистозира, благодаря прочности слоевища, нередко служит ме­стом прикрепления для целого ряда других, более нежных и более мелких водорослей — эпифитов (по-гречески «нарастенники»). За стеклом подводной маски эпифиты выглядят как пушистые кустики и кисти, раскачивающиеся на ветвях цистозиры. Большинство эпи­фитов — виды с коротким жизненным циклом, сменяющие друг друга по мере прогрева морской воды. На ветвях цистозиры пышно произрастают кустики красной водоросли церамиума, который вес­ной составляет основную массу эпифитной флоры.

Глубже пояса цистозировых зарослей встречается красная многолетняя водоросль филлофора. Ее шершавое и складчатое слоевище — идеальный субстрат для поселения мно­жества животных, прежде всего полихет, губок, мшанок и асцидий. У берегов Карадага филлофора произрастает относительно узкой полосой на твердых субстратах на глубинах 3-10 м.

На некоторых участках заповедной акватории встречаются и редкие виды — зеленая водоросль кодиум и бурая нерейя. Оба эти вида предпочитают чистые воды. Кодиум интересен еще и тем, что весь его таллом, достигающий десятков сантиметров, по сути, представляет собой одну гигантскую клетку, не разделен­ную клеточными стенками; водоросли такого строения называют «сифоновыми» и выделяют в особый класс (Syphonophyceae).

Филлофора загнутая

Кодиум червеобразный

На глубинах 10-20 м на песчаном грунте водоросли встре­чаются в неприкрепленной форме, перемещаясь посредством волн как перекати-поле, либо прикрепляются к немногочисленным твер­дым предметам — отдельным камушкам и раковинам моллюс­ков; особенно много водорослей поселяется на крупных ракови­нах хищной улитки рапаны. Если заросли цистозиры можно срав­нить с подводными лесами, то глубоководные фитоценозы заи­ленных песков напоминают пустыню со скудной растительнос­тью. Однако даже в таких условиях произрастают багрянка хон-дрия и бурая пластинчатая многолетняя водоросль занардиния, а также зеленые водоросли из рода кладофора, образующие тинообразные скопления.

В бухтах на песчано-илистом грунте встречаются заросли, не менее богатые жизнью, чем фитоценозы бурых водорослей. Но формируют их не водоросли, а два вида морских трав рода взморник — цветковых растений. Более крупный взморник морской произраста­ет на глубинах 6—12 м, а низкорослый взморник малый встре­чается и на меньшей глубине. В акватории заповедника преобла­дает второй вид, образующий небольшое подводное «поле» в бух­те Коктебель. Занимая в Черном море тысячи квадратных кило­метров, заросли зостеры могут рассматриваться в качестве са­мостоятельного биоценоза. Именно в этих зарослях предпочита­ют жить морские коньки, рыбы-иглы и многие другие животные.

Глубже скал, песка и гальки располагается самый обшир­ный в Черном море ландшафт илистого дна, чрезвычайно важ­ный в биологическом отношении. Он простирается от 8—10 м до предельных глубин шельфа, доходя до 240 м. Местами в илах имеются примеси песка, гальки, ракуши, и постоянно присутству­ют органические вещества из планктона, оседающего из толщи воды и отмерших донных организмов. Присутствие водорослей здесь незначительное. Распространению илов в прибрежной зоне, по мнению ученых, способствуют траления, осуществляемые за пределами заповедной акватории в результате заиливания ниж­няя граница произрастания многих макрофитов у Карадага не доходит до глубины 10 м.

Источник: Костенко Н.С., Дикий Е.А. Макроводоросли и морские травы // Карадаг заповедный: научно-популярные очерки / Под ред. А.Л. Морозовой. – Симферополь: Н. Оріанда, 2011. – С. 154-161.

Фото: Р.С. Кветкова, А.А. Заклецкого