Русский | English

Поэзия

Ученые-поэты

Ученые, работавшие на Карадаге, восхищались его красотой, оставались неравнодушными к проявлениям действия грозных плутонических сил, воздвигнувших 150-170 млн. лет назад это необычное творение природы. При этом рождались удивительные по красоте стихи, не лишенные своей научной составляющей. К таким ученым-поэтам можно отнести директора Карадагской научной станции Александра Федоровича Слудского, написавшего стихотворение, посвященное М.А. Волошину и в котором, конечно, упоминается Карадаг:

Над зыбью Понта время возрастило
Глубин земли расплавленной горнило,
И взвысился над ложами долин
Зубцами венчанный косматый исполин.
Суров твой стан и дик твой лик орлиный!
Чудовища впились в хребет звериный.
В бою стихий стал камень камню враг –
Взрыв древних мук воздвигнул Карадаг.
Кровавых жил раздулись в недрах блики,
И в камнях гор зарделись сердолики,
А бледность дымная могучего чела
Зеленой кровью в море потекла.
-------
Привет творцу! Рожденный Карадагом,
Склонивший кисть над высохшим оврагом,
Ты понял бред несказанной мечты,
Косматый жрец суровой красоты.

На лаве высек ты свои творенья,
– От плоти плоть, виденье от виденья,
И огненным резцом неведомых времен
Над морем образ твой отображен!

Выдающийся зоолог, зоогеограф, путешественник, поэт Иван Иванович Пузанов открыл для себя Крым в 1900 г.: «Огромную роль в развитии моей личности сыграла первая поездка в Крым, раскрывшая передо мной совершенно новый, яркий мир». Немалое внимание исследователя привлекали природные редкости знаменитого древневулканического массива Карадаг, что было отражено во многих его литературных произведениях, в том числе и в стихах. Например, в стихотворении «Коктебель» (1932) есть такие строки в Карадаге:

...Всё тот же дико-зубчатый хребет
Замкнул стекло сапфирного залива.
На выжженных холмах – полыней грива,
Пахуч тимьян, и ярок солнца свет.
..

После смерти М.А. Волошина И.И. Пузановым было написано стихотворение, «Четверть столетия. 1932 - 11 августа - 1957» (1957), в котором также упоминается древний вулкан:

Но есть и то, над чем бессильно Время:
Пусть трижды сменится людское племя –
Но не умрет Поэта вещий стих,
Он снова прозвучит в веках иных
И громче, чем теперь, в том нет сомненья!
 …………………………………………………..
И будут вечно жить в его стихах
Россия-мать на всех ее путях,
 …………………………………
«И напряженный пафос Карадага»,
И под скалой рокочущая влага…

Как и многие настоящие поэты, И.И. Пузанов остался навсегда верен своей первой любви:

Вот так и я, мой Крым! Пройдя немало стран,
Обильных через край, прекрасных и могучих,
Я так теперь хочу разбить последний стан
У берегов твоих, на голых кручах.

Леонид Николаевич Вышеславский – поэт, лауреат многих литературных премий. Впервые он попал на Карадаг подростком, где на Карадагской биостанции работал его отчим, ученый-биолог Леонид Платонов, который занимался изучением планктона. Л.Н. Вышеславский знал на Карадаге почти каждое дерево и каждый камень, с закрытыми глазами мог пройти по его тропам. На горных привалах он написал много стихов. Все они являются образцами высокой философской лирики. В стихах Л.Н. Вышеславского, как в застывшей магме Кара-Дага, запечатлелись раздумья над жизнью, над горными тропами, переходящими в тропы жизненные, а также множество мелочей и деталей этих мест. Им написан цикл, опубликованный в сборнике «Карадагские монологи» (2010), куда вошли стихи разных лет. В стихотворении «Скала» (1970-е годы) есть такие строки:

 Вулкан потух, отклокотав,
 И погрузился в сон.
 Осталась нежность блеклых трав,
 заполонивших склон.

Другое стихотворение «Потухший вулкан» (1960-е годы):

Последний вздох потухшего вулкана
повис над морем каменной стеной,
огонь остыл, в немую вечность канув,
жерло заплыло жгучей тишиной –
 
В гармонии небес, воды и суши,
в спокойствии своих пластов и плит
вулкан лишь с виду кажется потухшим,
он только притворяется, что спит.

В сборник «Карадагские монологи» вошли также стихи, посвященные памяти М.А. Волошина: «Дом поэта» (1970-е годы), «Баллада о доме поэта» (1980).
9 апреля 1982 г. на Карадаге Л.Н. Вышеславский написал стихотворение «Скалистый берег»:

Вулканный огонь себе выходы вырыл
из каменных недр.
В клокотании гнева
дали концерт сотворения мира
боги земли и неба.

Скалы и груды камней искрометных,
гроты и раковины под волнами,
все – музыкальные инструменты,
оставленные богами.

«Глебу» - стихотворение-напутствие адресовано поэтом своему внуку Глебу Вышеславскому, написано в 1970-е годы:

Бери, художник, карандаш,
взгляни с вершины вниз:
над Львиной бухтой Кара-Даг
столетьями навис.
 ……………………………
Взберись повыше и взгляни,
какую благодать
ты в этом мире, в эти дни
еще успел застать.
Когда бы он не возвышал
наш человечий дух,
когда бы нас он не включал
в свой первозданный круг,
я б никогда не показал
его тебе, мой друг!

Михаил Михайлович Бескаравайный – кандидат биологических наук, старший научный сотрудник отдела изучения биоразнообразия и экологического мониторинга ФГБУН «Карадагская научная станция им. Т.И.Вяземского - природный заповедник РАН», зоолог и поэт, является автором нескольких стихотворений, посвященных Крыму и Карадагу.  В 1983 г. им было написано стихотворение «Невольник Карадага»:

В молчаньи, суровом и строгом,
Застыли холмы и хребты…
Знакомая эта дорога
Друзей сохранила следы.

А вечером, в сумерках зыбких,
Настойчиво память дразня,
Любимых сверкают улыбки
Сквозь пепел погасшего дня.

Лучей разноцветные нити
И птичий ликующий плач
Мне лгали, что время – целитель,
Я понял, что время – палач,

А я, не уставший скитаться,
Невольник на этой земле! –
У памяти – в сладостном рабстве,
У времени – в злой кабале…

Осенью 2010 г. родились строки:

Неблизок путь и ноша нелегка…
Но манит от ночлега и порога
В седую даль сквозь версты и века
Святой Тавриды дикая дорога.

И снова утро, свежестью дразня,
Кладет начало странствию земному
Под небом, где измучили меня
Тугие суховеи Меганома!

Я знаю, что недаром и не зря
Под облаками, бледными от жара,
На том пути сверкала мне заря
От Сурожа до Карасу-Базара.

Но как всегда, в туманах и мечтах,
Испытанный ветрами и грозою,
Вернусь туда, где дремлет Кара-Даг
Как древний ящер в дебрях Мезозоя!

И вздрогнет сердце, памятью дыша,
И вновь заставит вспомнить под ногами
Ту землю, по которой каждый шаг
Теперь храню, как драгоценный камень!

Сверкает сеть рассыпавшихся звезд,
И в тяжкой тьме еще не зримых далей
Мне снится Крым, распятый как Христос
На перекрестках древних магистралей...

В 2010 г. М.М. Бескаравайный принял участие в международном поэтическом конкурсе «ЛИРА БОСПОРА», заняв I место в номинации «Поэзия».

Георгий Евгеньевич Шульман – ученый и поэт, в книге «Здравствуй, Карадаг – Великий Памятник Природы» (2016), изданной незадолго до его кончины, писал: «…Когда я думаю о Крыме или о красоте природы всей земли, то всегда вспоминаю Карадаг. И даже не вспоминаю, а всегда о нем помню. И считаю себя счастливым человеком, потому что мне пришлось его увидеть, много раз на нем побывать и в какой-то степени узнать.  Я видел много сказочных мест на территории нашей страны, и за ее пределами, но не видел ничего более впечатляющего, чем Карадаг. И уверен, что никогда не увижу». На память нам, современникам, выдающийся ученый гидробиолог, член-корреспондент НАН Украины Г.Е. Шульман оставил стихотворение «Карадаг», которое воспроизводим полностью:

Пронзительной нежностью дышит закат,
Обнявший овал горизонта.
Громады утесов, насупившись, спят
У края Эвксинского Понта.
 
Земля и вода здесь навеки сплелись
В неистовом, страстном экстазе;
Как будто в едином порыве слились
В предельно отточенной фразе.

Здесь с богом один на один человек.
Здесь вечность и миг равноценны.
Царят вертикали, а власть и успех,
По сути ничтожны и тленны.
 
На лике Земли это памятный знак
И дремлющей бури примета.
В душе моей вечно живет Карадаг,
Как символ величья и света.

Еще в 1999 г. в поэтическом сборнике «Пылинки на звездном пороге» Г.Е. Шульман в стихотворении «Завещание» написал такие строки:

 Я прошу об одном – на любимой земле
 Провести мой обряд погребенья.

 Точный адрес земли той – вулкан Карадаг
 И скала, что нал Львиною бухтой.
 Я хочу – со скалы чтоб развеяли прах.
 Сколько раз говорил здесь я: «Ух ты!!!»

 Здесь Волошин бродил, созерцатель чудес.
 Здесь витал дух великой Марины.
 Паустовский и Ферсман, Пузанов и Крепс
 Постигали романтику Грина.

 Я хочу – со скалы чтоб развеянный прах
 В изумрудной воде растворился.
 А надгробьем моим будут Лев и Маяк.
 Здесь бы я «и уснул, и забылся».