Русский | English

Проза

На протяжении более чем вековой истории волошинский Коктебель – удивительный по красоте уголок восточного Крыма, давал приют не одному поколению литераторов. Он остается своего рода литературной столицей Киммерии. «Литературная история Коктебеля оказалась прочно связанной с курортным поселком того же названия», - пишет В.П. Купченко в своей книге «Остров Коктебель» (1981). Эта история богата и непроста. В Коктебеле среди первых литераторов следует отметить Екатерину Юнге – жену профессора Э.А. Юнге, - автора увлекательных «Воспоминаний», которые высоко оценил Лев Толстой. В соседних Отузах жил кадровый военный и профессор Никандр Маркс, собиравший киммерийские предания. Е.О. Волошина – мать М.А. Волошина, с 1893 г. поселившаяся в Коктебеле, занималась переводами Гауптмана. В 1903 г. в Коктебеле строит дом детская писательница Н.И. Манасеина. Евгения Герцык написала интересные воспоминания о Волошине, в доме которого она не раз бывала вместе со своей сестрой поэтессой Аделаидой Герцык. В 1908 году в Коктебеле обосновался Г.С.Петров – известный в то время публицист и писатель. В 1909 г. в Коктебель впервые приезжает С.Я. Елпатьевский, который «даже не вышел из экипажа и велел извозчику ехать дальше», но впоследствии полюбил это «лысое, неприютное место» и в своих «Крымских очерках» (1913) он посвятил Коктебелю несколько проникновенных страниц. С 1909 г. гостем Коктебеля становится А.Н. Толстой, он пишет три небольшие новеллы «Соревнователь», «Яшмовая тетрадь», «Злосчастный», продолжал работать над «Сорочьими сказками». В романе «Две жизни» (1911) Толстой вывел поэта-декадента Макса, имевшего немало общего с Волошиным. В романе «Сестры» Толстой описал предвоенный (перед первой мировой войной) дачный сезон в Крыму, В 1915 г. Толстой работал в Коктебеле над романом «Егор Абозов», который так и остался незавершенным. Под именем критика Полынова выведен Волошин, «похожий на Зевса в велосипедном костюме».  В 1941 г. Тостой с грустью сказал литературоведу В. Мануйлову: «А все же мне нигде так хорошо не писалось, как за той небольшой конторкой, которую сделал для меня в Коктебеле Макс…».

В 1912 г. Коктебель навестил Михаил Пришвин и болгарский писатель Константин Величков. Книжка очерков Крыма М. Пришвина «Славны бубны» вышла в 1913 г. Название это дал писателю именно Коктебель с его кофейней «Бубны». М. Пришвин писал о Карадаге: «Карадаг был вулканом. Теперь он перегорел, потух, почернел. А море по-прежнему осталось живое, то ластится к нему, то начинает хлестать мертвеца и выбивать из него разноцветные камешки – воспоминания прежней пламенной любви вулкана и моря: яшмы, аметисты, бериллы. Топазы рассыпаны по берегу моря. Странные, с неподвижными глазами, в летнее время ходят по берегу взрослые люди и собирают эти камешки-воспоминания».В 1915 г. в Коктебель заехал белорусский поэт Максим Богданович, написавший очерк «Поездка в Коктебель». С 1912 г. в Коктебеле начал снимать дачу К.А.Тренев, который в своих рассказах «Мальчики» и «Любовь Бориса Николаевича» зарисовал черты Коктебеля, причем во втором рассказе выведены мать и сын Волошины. Волошин и Н.Маркс послужили писателю основой для образа профессора Горностаева в пьесе «Любовь Яровая».

После революции в Коктебеле бывало множество известных русских писателей. В 1917 г. А.М.Горький приехал в Коктебель, где он работал над пьесой «Яков Богомолов». По этой пьесе позднее был снят кинофильм «Несвоевременный человек» (в пос. Курортном). С 1918 г. в Коктебеле поселился Вересаев – автор «Записок врача». Вересаев так писал о Коктебеле: «Прелестная морская бухта с отлогим пляжем из мелких разноцветных камушков, обточенных морем. Вокруг бухты горы изумительно благородных, изящных очертаний, которые мне приходилось наблюдать только в Греции…». В Коктебеле был создан рассказ «Состязание», опубликованный в 1919 г. в альманахе феодосийского  литературно-артистического кружка «К искусству!». Постепенно шел сбор материалов для повести «В тупике». В 1938 и 1939 г. в Киеве Вересаев написал очерки «В Крыму» и «Коктебель». Несколько раз упоминается Коктебель в «Записках для себя». В 1919 г. Вересаев написал драму «В священном лесу». В 1919 г. приезжает Илья Эренбург, написавший о своем пребывании здесь в «Книге для взрослых»(1936), а затем в мемуарах «Люди, годы, жизнь» (1960). В 1919-1920 гг. в Коктебеле жил Андрей Соболь, запечатлевший быт поселка во время гражданской войны в рассказе «Обломки».

С 1923 г. в Коктебеле появляются К.И.Чуковский, Е.И.Замятин, М.М.Шкапская. В 1924 г. сюда впервые приезжают Валерий Брюсов, Андрей Белый, Л.П.Гроссман, А.П.Глоба, А.Е.Адалис. Одно из последних произведений Брюсова посвящено Максимилиану Волошину. В 1924 г. в Феодосию приезжает А.С.Грин, который не раз бывал в гостях у Волошина.

В 1925 г. в связи с 30-летним литературным юбилеем Волошина Коктебель посетили Софья Федорченко, Леонид Леонов, который в романе «Дорога на океан» посвятил несколько страниц Коктебелю; Юрий Слезкин  писал здесь роман «Разными глазами». Здесь бывал Юрий Беклемишев (Крымов) - будущий автор «Танкера Дербент».

В 1925 году в Коктебеле отдыхал М.Булгаков, который по вечерам читал свои вещи: «Собачье сердце», «Роковые яйца» и другие. В 1925 году в очерках «Путешествие по Крыму», напечатанных в «Вечерней Красной газете», Булгаков создает привлекательный образ курорта, щедро дарящего солнце и море «наиболее смышленым» отдыхающим». «Они понимают, что кожа в Крыму должна дышать, иначе не нужно и ездить. Они пользуются не только морем, они влезают на склоны Карадага».

А.С. Грин неоднократно бывал в Коктебеле. Именно в Коктебеле у Грина родился замысел «Бегущей по волнам»

Повесть Паустовского К.Г. «Черное море» (1936) является своего рода художественной энциклопедией Крыма, и Киммерии в частности. Величественный образ Карадага встает со страниц романа Всеволода Иванова «Вулкан»; под карадагскими хребтами происходит действие романа И.Саркизова-Серазини»Потомок венецианского дожа». Владимир Лидин отобразил Коктебель впозднейших воспоминаниях («У художников»).

В 1930- годы в Коктебеле побывали Николай Асеев, Елена Благинина, Борис Житков, Николай Заболоцкий, Михаил Зощенко, Михаил Казаков, Борис Корнилов, Борис Лавренев, Анатолий Мариенгоф, Сергей Михалков, Юрий Нагибин, Сергей Наровчатов, Андрей Платонов, Мариэтта Шагинян, Евгений Шварц, Вячеслав Шишков и др.

Марина Цветаева, узнав о смерти Волошина, отозвалась на нее великолепным очерком-эпитафией «Живое о живом», несомненно, лучшим из всего написанного о Волошине, а высокий лад Коктебеля она описала в очерке «История одного посвящения».